Путь человека труден и опасен, но мы преодолеем всё и доберёмся до конечной точки нашего пути – Вершине знаний.

Трактат Морозова и его двадцать шесть тетрадей.



Скачать книгу «Периодические системы» и трактат Морозова. Мысль о периодичности как об общей закономерности веществ пронизывает всю книгу.
«Периодические системы» и трактат Морозова. Мысль о периодичности как об общей закономерности веществ пронизывает всю книгу.

Высокий, седобородый, величественно-спокойный, в длинном арестантском халате и диковинном картузе — таким запомнили Николая Морозова товарищи по заключению в последние годы его жизни в Шлиссельбурге. За изысканность манер он получил от них прозвище «Маркиз». За привычку ходить во время прогулки, задрав голову, в поисках зодиакального света, его окрестили «Зодиаком».

Система элементов Менделеева представляется Морозову проявлением более общего закона. Это одна из многих периодических систем, существующих в природе. Периодичность, то есть правильное чередование свойств в зависимости от числа структурных компонентов, по мнению автора, наблюдается на разных ступенях организации материи: на субатомном, атомном, молекулярном уровнях и даже в мире живых существ. Отсюда он приходил к далеко идущим космогоническим выводам. Скачать книгу «Периодические системы» и трактат Морозова. Мысль о периодичности как об общей закономерности веществ пронизывает всю книгу.


Идея периодичности манила его всю жизнь. Еще в детском докладе, прочитанном на заседании «тайного общества естествоиспытателей», он толковал о периодическом возобновлении миров из комбинаций атомов.Теперь вернемся к карбогидридам, к углеводородам. Попытки периодизации этих соединений делались и раньше; наиболее известная принадлежит французскому химику Дюма.


Морозов пошел дальше. Он расположил углеводороды «в порядке возрастания паевого веса» (т. е. по числу углеродных атомов в цепочке). Оказалось, что изменение химических свойств вещества происходит пропорционально удлинению цепи. И Морозов построил «периодическую систему» карбогидридов, подобную системе элементов, созданной Менделеевым.


Но тут же выяснилось, что система Менделеева нуждается в дополнении. Восемь рядов ее более или менее аналогичны восьми рядам непредельных углеводородов. А для так называемых предельных соединений в ней не нашлось аналогии. Сравнивая валентность химических элементов с «валентностью» карбогидридов, Морозов пришел к выводу, что в семье элементов должна существовать особая, не предусмотренная автором периодического закона группа. По аналогии с предельными углеводородами, неспособными присоединять к себе дополнительные радикалы, должны существовать и «предельные» элементы, атомы которых не вступают во взаимодействие с другими атомами. Эти инертные элементы образуют нулевую группу, так как их валентность равна нулю.


Так Морозов снова совершил открытие, которое можно сравнить с открытием планеты Нептун «на кончике пера». В марте 1902 года из Шлиссельбурга он писал родным:«Когда я впервые обрабатывал мою теорию, еще в 80-х годах, она предсказала, между прочим, существование в природе гелия и целого ряда разнообразных веществ, неспособных соединяться химически с металлами, чего нельзя было обнаружить по обычной периодической системе. Не прошло и нескольких лет, как почти все эти вещества были открыты, к моей великой радости, английским физиком Рамзаем и его сотрудниками!».


Узкогрудый, весь высохший, он оказался выносливей всех остальных. 26 октября 1905 года Морозова вызвали с прогулки, не говоря зачем. Немного спустя в загон у крепостной стены привели всех заключенных. Комендант крепости зачитал рескрипт императора об амнистии. Лишь трое из двадцати террористов, осужденных в 1882 году, дожили до начала нового века. В России был новый царь. Обычай требовал, чтобы восшествие на престол было отмечено политической амнистией. Однако Николай II не спешил проявить милосердие. Амнистия была объявлена лишь после того, как под царем зашатался трон.


Счастливая случайность помогла Морозову вынести из тюрьмы свое богатство — двадцать шесть тщательно переплетенных рукописных томов. Тут были труды по химии, физике, математике, космогонии, материалы к книге об алхимии и наброски работ по вопросам воздухоплавания. Тут были автобиографические записки и стихи. Была странная книга под названием «Откровение в грозе и буре», в которой автор, исходя из естественнонаучных данных, доказывал, что Апокалипсис Иоанна написан не в первом веке нашей эры, как учит церковь, а на четыреста лет позже.


Тюрьма отняла у Морозова двадцать пять лет жизни. Тюрьма же превратила его в универсального ученого, человека небывалой эрудиции и почти сверхъестественного трудолюбия.Морозову шел 52-й год. Впереди была целая жизнь. Его ожидала слава, титул доктора, кафедра в Высшей вольной школе и звание почетного академика. Предстояло ему отбыть еще и третий срок — один год заключения в крепости за антиправительственные стихи, а затем 60-летним стариком поехать на фронт и написать книгу о первой мировой войне.


Ему предстояло опубликовать десятки книг, совершить несколько авиационных перелетов, изъездить всю Россию, создать теорию метеоритного происхождения лунных цирков, выдвинуть новые представления об аллотропии серы и фосфора, открыть тиоокислы и тиоангидриды. Перед смертью он мечтал работать на циклотроне...
__________________________





Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.



Вход в систему