Путь человека труден и опасен, но мы преодолеем всё и доберёмся до конечной точки нашего пути – Вершине знаний.

Математика ведет диалог. Математика ставит эксперимент.



Математика ведет диалог. Математика ставит эксперимент.
Математика ведет диалог. Математика ставит эксперимент.

Первое впечатление от книги члена-корреспондента АН СССР Никиты Николаевича Моисеева, математика, одним из первых в нашей стране севшего за пульт ЭВМ,— то, что перед нами набросок истории имитационного моделирования — особой сферы прикладной математики. Очень скоро, однако, становится ясно, что речь идет о преображении математики как таковой.

Дело в том, что «машинизация» математики драматическим образом обнаружила ее двойственную природу. Математика http://matematika-v-samare.ru/, как живое дерево, извлекает для себя пищу из двух сред. Ее обширная корневая система уходит в почву, созданную ею самой: старые задачи рождают новые, неожиданно открывающиеся противоречия побуждают пересматривать накопленные результаты и искать новые методы.


Как никакая другая наука, математика способна к саморазвитию и самообновлению. Но кроме корней у нее есть еще и могучая крона: питательной средой для нее всегда служили задачи, возникающие в сфере естественных наук, прежде всего физики. Относительная легкость, с которой математика усваивает физические проблемы, связана с существованием особого механизма, выработанного многими поколениями физиков и математиков,— иерархии физических моделей. Эти модели в сущности представляют систему правил перевода с языка природы на язык математики.


Привыкнув к тому, что природа — по крайней мере неживая природа — безропотно подчиняется их формулам, математики испытывают род шока, когда выясняется, что испытанные методы отказывают в социальных науках, например в экономике. Именно это, пожалуй, труднее всего — понять, что математический аппарат в данной конкретной ситуации не очень-то работает.


Но рассказывая о попытках математического моделирования экономических механизмов, Н. Н. Моисеев не следует примеру своих коллег. Он не сокрушается по поводу косности экономистов, не бранит их теорию, которую не удается формализовать. Он полагает, что математик должен вступить в диалог с экономистом, чтобы вдвоем создать механизм, позволяющий математике освоить экономические задачи так, как она освоила физические.


И это не просто декларация: в книге «Математика ставит эксперимент» изложена целостная концепция («программный метод»), которая должна стать основой экономико-математических исследований. Слово «диалог» — одно из ключевых в книге. Речь идет и о диалоге математики с другими науками, и о диалоге внутри самой математики — между ее «корнями» и «кроной». Диалог — это не спор.


Автор с тревогой говорит о расщеплении математики на прикладную и теоретическую. Математика должна сохранить единство, если она хочет выполнить свою сверхзадачу — стать интегрирующим фактором человеческой культуры, неким универсальным языком, обеспечивающим взаимопонимание не только ученых-естественников, но и гуманитариев. Почему понятие диалога представляется таким важным?


Математик, который просчитывал на компьютерах первых поколений один вариант задачи за другим, тоже задавал вопросы и получал ответы. Но пока вопрос, передаваемый по цепочке посредников, томительно медленно добирался до машины, он начинал казаться глупым, чересчур прямолинейным. А пытаясь задать «умный» вопрос, допускающий разные ответы, исследователь нередко получал такое множество распечаток, что обработка их становилась самостоятельной задачей.


Новое качество — качество диалога — создает сам темп вопросов и ответов. Математическое обеспечение машин следующего поколения позволяет отказаться от услуг посредников (программистов, операторов), исследователь остается с машиной «один на одни». Диалог ведется на языке, близком к естественному, и оказывается мощным средством ускорения творческого процесса. Без такого ускорения вряд ли удастся решить многообразные технические, оборонные, экономические и экологические проблемы (некоторые из них упоминаются в книге), с которыми мы столкнемся в ближайшие десятилетия.


В кратком отзыве мы не сумели коснуться и десятой части идей, которыми насыщена эта в высшей степени незаурядная книга. Написана она живо и очень лично. Дело не только в том, что автор рассказывает почти исключительно о собственных работах. Важно то, как он о них рассказывает: не скрывая ошибок, трудностей и сомнений. Это создает особую атмосферу интеллектуальной честности, которая так необходима нашему читателю.
__________________________





Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.



Вход в систему