Путь человека труден и опасен, но мы преодолеем всё и доберёмся до конечной точки нашего пути – Вершине знаний.

Фото яйца а-ля Фаберже. Для редакции газеты "Изделия Ж"



Фото яйца а-ля Фаберже. Для редакции газеты
Фото яйца а-ля Фаберже. Для редакции газеты "Изделия Ж",


Письмо от некоего доктора Фреда Айгвэма из фирмы «Deep Blue», который в умеренно вежливых выражениях просил разъяснений по поводу несанкционированного проникновения в память обслуживаемого доктором агрегата. Здесь выражение надменности физтеховской первокурсницы сменилось начальной фазой заискивания, и мне ничего не оставалось делать, кроме как включиться в назревающий конфликт.

Я расшаркался перед чудом мировой вычислительной техники, сообщил, что мы не имеем ни малейших враждебных намерений по отношению к фирме «Deep Blue» и тем более к доктору Айгвэму лично, и вообще мы мирные люди, движимые только неукротимой любознательностью, а также желанием популяризировать достижения в области информатики.


В ответном письме явно сквозило недоверие и содержался неприятно конкретный вопрос: «Как именно вы намерены популяризировать наши достижения?» Отказываться от сделанного заявления было опасно, и я решил рискнуть — сослался на некий журнал «Изделия Ж», (благо пару раз в нем печатался), который с удовольствием опубликует материал о «Deep Blue».


Эта ссылка неожиданно произвела магическое действие: очередное письмо от Фреда Айгвэма было проникнуто полным пониманием и доброжелательностью с оттенком ностальгии. Выяснилось, что в бытность свою советским гражданином доктор в 80-е годы в городе Одессе выписывал «Изделия Ж», и был его страстным поклонником. В особенности ему нравились статьи.


Инцидент, таким образом, был исчерпан. Развивая успех, я попросил Фреда озадачить машину стишком для редакции «Изделия Ж»
— Нет проблем, будет вам стишок, — последовал ответ. На следующий день был получен текст, который после косметической обработки выглядел так:



Письмо Deep Blue в ответ на поставленную задачу.


Темно-синие яйца, стоим в стеллаже,
Будто бы тень мы, и фото, на-a витраже.
В виртуальном мы мире, в своем неглиже
И грустим мы, и плачем, О Подпоручик Киже.
То ли дело у вас в «Изделия Ж»,
Где редакторы строчат, в сплошном галдеже,


Где печатает статьи, Слава Ж.,
Где по праздникам гудят в кураже.
Где в заботах о научном багаже,
Растолкуют вам просто о спектре-Оже,
Насвистят вам и про фото, Фаберже
И научат готовить легко бланманже.


Как говаривал Толстой — Е.Б.Ж.,
Стать я вашей хочу протеже,
Пусть пока я, увы, не Беранже,
Я любого обойду в тоннаже.
Синим пламенем горю я уже.


Не скрою, над первоначальным продуктом пришлось немного поработать, поскольку он был слегка коряв. Вот как, например, выглядел оригинал последней строфы: Лев Н. Толстой пишет как Е.Б.Ж., Я хочу быть ваш протеже, Но еще не достигать Беранже, Хотя быстрее всех в тоннаже С использованием «на форсаже».


Такая вот приключилась история…


Без всяких сомнений, к поэзии эти тексты ни малейшего отношения не имеют, но все же довольно любопытно. Может быть, машинные рифмы, да и сам казус, покажутся забавными.


А вот Deep Blue рассказывает о переписке лидеров Греции и Германии.


Однажды греческий король
Утратил над собой контроль,
Узнав, что в Бонне канцлер Коль
Рассыпал по полу фасоль.
— Вы причиняете мне боль,
— Депешу Колю шлет король,
— Фасоль — это почти что соль!
Вас ждет беда — восстанет голь!
Ему ответил канцлер Коль:
— Не карлик я, не гном, не тролль,
Я твердо знаю свою роль.
Умножьте Ваш прогноз на ноль!



Однако на этот шедевр компьютеру потребовалось уже около трех часов, что, понятное дело, коммерчески невыгодно. Мне показалось странным, что затрата машинного времени в этом случае в 200 раз больше, чем с набором слов, включающих четыре согласные буквы. Ведь слов в русском языке, заканчивающихся на «ОЛЬ», совсем немного, вряд ли больше ста.
__________________________





Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.



Вход в систему