Путь человека труден и опасен, но мы преодолеем всё и доберёмся до конечной точки нашего пути – Вершине знаний.

Сказки о цветах. Гиацинт – жертва Апполона.



Сказки о цветах. Гиацинт – жертва Апполона.
Сказки о цветах. Гиацинт – жертва Апполона.

Гиацинт замечателен тем, что от него произошли разновидности с ярко-голубыми, розовыми и определенно желтыми цветами. Эти три простых цвета не встречаются у разновидностей какого- либо другого вида: они вообще встречаются не часто даже у отдельных видов одного и того же рода.

Современные культурные гиацинты запечатлели на своих лепестках все цвета спектра, включая и их сумму — чисто белый цвет, о котором повествуют сказки «1001 ночи»: «Нежный, благоухающий, хрупкий гиацинт, который говорит лебедю, выходящему из воды: я белее тебя»...


Однако природный цвет родоначальника культурных гиацинтов — гиацинта восточного — фиолетово-красный. Древнегреческие мифы связывали рождение этого цветка с печальной историей любимца Аполлона — Гиацинта, сына царя Спарты. Прекрасный юноша погиб от нелепой случайности: во время состязаний ему угодил в голову диск, брошенный Аполлоном. Опечаленный бог взрастил из крови погибшего алый цветок.


Отдельный цветок из соцветия гиацинта, если посмотреть на него сбоку, напоминает сразу две греческие буквы — ипсилон (с которого начинается греческое имя Гиацинт) н перевернутую альфу: будто навеки слились в нем первые буквы имен Гиацинта и Аполлона... Историческая подоплека этой красивой легенды такова.


Гиацинт — это, по-видимому, очень древнее божество растительности, культ которого был впоследствии вытеснен культом Аполлона. Отразившись в зеркале народной фантазии, эта история и превратилась в романтическую легенду. В древности в Греции, Малой Азии, на юге Италии справляли специальные ежегодные празднества в честь Гиацинта и Аполлона, известные под названием гиацинтий.


В первый день празднеств, посвященный Гиацинту, все предавались печали, приносили поминальные жертвы. А в следующие два дня, напротив, устраивались веселые игры и состязания в честь Аполлона. Отношение к самому растению у древних греков тоже носило двойственный характер. Вообще-то гиацинты были цветами печали, горя и смерти. Но, например, в день свадьбы подруги невесты убирали ими волосы.



Двадцать тысяч за одну луковицу.


Одомашнивание гиацинтов началось уже в глубокой древности. Цветок выращивали в садах Эллады, в Персии, а позднее — в Византии. После завоевания Византии турками гиацинт становится их любимым цветком. В начале XVII в. турецкие султаны тратили громадные деньги на содержание специальных гиацинтовых садов.


Примерно в это же время гиацинты из Константинополя проникли в Вену, а несколько раньше — в конце XVI в. — из 73 Багдада и Алеппо в Венецию, а затем в Англию. Но только Голландия стала для них второй родиной. Рассказывают, что сюда гиацинты попали в результате трагического случая. С погибшего корабля волны выбросили на берег луковицы гиацинтов; они проросли, их нашли дети и показали взрослым, которым невиданный цветок очень понравился.


Вскоре гиацинты становятся в Голландии всеобщими любимцами, а поголовное увлечение их разведением приобретает размеры поветрия. Гиацинтомания приходит на смену тюльпаномании. И денег на новую моду тратится отнюдь не меньше. Заплатить 500—1000 гульденов за сортовую новинку считалось делом довольно-таки обычным. А за одну лишь луковицу сорта «Адмирал Лифкен» было уплачено 20 000 гульденов! В те времена даже один гульден был довольно крупной суммой...


Резкая перемена условий произрастания (особенно климата) привела к тому, что на новой родине у восточного гиацинта стали чаще возникать изменения в окраске листьев и цветов, в их размерах, форме, числе. Скажем, листьев у гиацинта обычно шесть; но появлялись мутанты и с тремя, и с пятью, а то и с семью-восемью. У других цветочный стебель, вопреки правилам, вырастал раньше листьев. У третьих цветочные стрелки обрастали общей оболочкой. Описан случай, когда одна луковица дала три стрелки с разноцветными цветами — красными на одной, голубыми на другой и смесью тех и других на третьей.


Число новых сортов росло как на дрожжах. Если в 1597 г. насчитывали лишь четыре разновидности гиацинтов, в 1629 — восемь, то уже через столетие их было 700, а в 1768 г. — 2000 сортов. Немалую роль сыграло и мастерство садоводов: ведь недаром их общества приравнивались в те времена к ученым обществам.



__________________________





Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.



Вход в систему