Путь человека труден и опасен, но мы преодолеем всё и доберёмся до конечной точки нашего пути – Вершине знаний.

Уникальное сообщество физиков и не только. Пошли по миру, ребята?



Уникальное сообщество физиков и не только. Пошли по миру, ребята?
Уникальное сообщество физиков и не только. Пошли по миру, ребята?

Писались эти строчки под Старый Новый год, который в застойные времена был веселым праздником, а теперь и праздники-то праздновать не лежит душа. Хотя это, может быть, мое сугубо личное мнение, поскольку в столичных супермаркетах можно встретить немало сытых и довольных молодых лиц. Я же представляю никому не нужное в наше свободное и демократическое время поколение сорокалетних кандидатов наук с большим опытом в исследованиях, но с неумением торговать.

Насчет «никому» — я, может быть, преувеличил, потому что тружусь в свободном ганзейском городе Гамбурге, где, как известно, делают луну, и немецкому правительству я нужен, приношу ему пользу и получаю некоторое вознаграждение, правда, достаточно скромное по нашим московско-торговым меркам.


А на рождественские каникулы я приехал в Москву. Помню, прежде возвращаясь из прошлых командировок из Белоруссии, где заблаговременно снималась мною квартира на сутки в Минске, я всегда испытывал чувство облегчения: вот, вернулся Домой. Несмотря на грязь, пустые прилавки магазинов и серые лица, мне становилось легче на душе. И вот впервые мне стало в Москве тяжело и тоскливо. Это был какой-то не мой город, и в нем я был никому не нужен — за исключением родственников и нескольких еще не уехавших приятелей.


Я попытался разобраться, что же происходит — со мной ли, со всеми ли. И вот что надумал. Закончился двадцатый век, который вполне можно назвать веком Науки, потому что на нее надеялись, ее боялись, ее эксплуатировали и она чаще всего не подводила. Это были годы всеобщего уважения к умственному труду и к тем, кто способен думать. Но это счастливое для ученых время ушло безвозвратно. Наука утратила свой авторитет.


Сейчас всем понятно: для того, чтобы быть здоровым и богатым, совершенно не обязательно обладать большим умом, нужны совершенно другие качества. Какие — не берусь определить. Многие молодые ученые на Западе чувствуют эту ситуацию. В отличие от нас они не перегружены хламом моральных установок на бескорыстное служение науке, для них изучение элементарных частиц — такое же дело, как и продажа верхней одежды.


Поэтому, как только наука начала терять престиж, а с ним и финансирование, самые талантливые стали уходить. Я совершенно четко вижу это по международному сотрудничеству, в котором работаю: пока ушло лишь десять-двадцать процентов человек, но самых сильных, поэтому участились поломки приборов и снизился уровень статей.



Очень хочется привести эффектный образ крыс, бегущих с тонущего корабля, но этот образ не работает здесь. Корабль науки не тонет. Печально положение лишь в фундаментальных отраслях. Химия, биология, медицина, прикладная наука продолжают существовать, потому что они дают финансовую отдачу. Гибнет то, что не приносит прибыли. Может, в этом и есть сермяжная правда.


Опять-таки ради научной точности необходимо сказать, что и фундаментальную науку никто не собирается закрывать, а ученых отстреливать, нет — все потихоньку движется. Но, как говорила шахматная королева из сказки Льюиса Кэррола, в ее стране надо очень быстро бежать, чтобы просто оставаться на одном месте, а если хочешь двигаться вперед, то надо бежать, как минимум, вдвое быстрее. Наука — как раз такая страна.


Ученые продолжают бежать, но этого хватает лишь на то, чтобы оставаться на месте. Постепенно забывают о том, как двигались вперед. Дальше будет труднее...


В одном номере журнала «New Scientist» ученым дали простой совет — идти по свету, искать, где лучше платят, где оскорбленному есть чувству уголок... Вероятно, пора перестать смотреть на перемещение ученых как на утечку мозгов. Поневоле им приходится вливаться в семью кочевых профессий — актеров, банкиров, консультантов по компьютерам, бурильщиков, режиссеров, которые делают свое дело и не привязаны ни к какой стране...


Может быть ученым это удастся, как, например, финансистам, у которых уже сформировано международное сообщество, не подчиняющееся никаким правительствам. Во всяком случае, есть компьютерные сети для всемирной связи, которые наука использует давно и активно. Но оказывается, и тут подстерегает опасность.


Более полутора сотен стран уже включены в нее, и сеть давно перестала быть чисто научной — все шире ее используют бизнесмены. Главная прелесть всемирной связи была в том, что она предоставлялась ученым бесплатно. Что будет теперь — никто не знает. Более всего мне жаль, что может разойтись по миру уникальное сообщество физиков, созданное за век фантастического взлета этой науки. Благодаря непрерывным поискам истины здесь сохранялись моральные ценности и приоритеты ушедших веков, чего уже давно нет в остальной жизни.


Конечно, не обходилось без обмана, но, как правило, лгать было нехорошо, плагиат сурово осуждали и к труду коллег относились с уважением. Постоянное общение с красотой законов природы делало людей внутренне красивее.


Грянул следующий век, который до сих пор непонятно как называть: век информации, век ислама, век мистики — никто пока не знает, как и куда пойдет спираль человеческого сознания. Ясно лишь, что ученым надо искать в нем свое место. Это очень непросто, и для себя я его пока не вижу.



__________________________





Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.



Вход в систему