Путь человека труден и опасен, но мы преодолеем всё и доберёмся до конечной точки нашего пути – Вершине знаний.

Страшные истории о преступлениях. Почему в свое время отпустили Чикатило?



Страшные истории о преступлениях. Почему в свое время отпустили Чикатило?
Страшные истории о преступлениях. Почему в свое время отпустили Чикатило?

Всю свою сознательную жизнь я твердо верил: есть непреложные истины, не подлежащие сомнению. Ну, вроде того, что дважды два — четыре, или что Земля вращается вокруг Солнца, или что все на свете состоит из атомов. И в каждой науке, думал я, тоже есть свои непреложные истины, только калибром помельче. Например, что группа крови у человека всегда одна и та же от рождения до самой смерти и поменяться никак не может.

Однажды мне на медосмотре определили 1-ю группу, так я взбунтовался, потому что точно знал — у меня всегда была 2-я. Лаборантка посмотрела на меня, как на ненормального: «Да вы что, вот же, смотрите, какая агглютинация!». Но я скандалил до тех пор, пока не добился перепроверки, и в конце концов смущенная лаборантка призналась, что она, оказывается, просто перепутала пробирки с сыворотками и агглютинация была, конечно же, в той, где и полагалось при моей 2-й группе...


И когда я читал в разных статьях и книжках, что групповые антигены обнаруживаются не только в крови, но и в выделениях организма — в слюне, например, или в сперме — и у каждого человека они всегда принадлежат к той же группе, что и его кровь, чем обычно и пользуются судебные медики для экспертизы, я это запомнил и отнес к числу таких же
непререкаемых истин, пусть и малого калибра.


А недавно мне сказали, будто было какое- то официальное разъяснение по этому поводу и в нем якобы говорилось, что у одного и того же человека кровь может быть одной группы, а выделения — другой и что это сыграло определенную роль в нашумевшем деле ростовского насильника и убийцы Чикатило. Этому я так просто поверить не смог, потому что страшные истории о преступлениях такого масштаба обычно требуют более детального изучения. Чтобы разобраться, в чем тут дело и как это может быть, я, естественно, обратился к судебным медикам.


Вот что мне рассказали о методе антигенного типирования выделений:


Часто ли его применяют в судебно-медицинской экспертизе?
Постоянно. Например, по делам об изнасиловании — в таких случаях преступник обычно оставляет следы спермы, которые служат вещественным доказательством. Определив их групповую принадлежность, можно с уверенностью сказать, мог данный человек совершить преступление или нет.


Тут, наверное, нужно кое-что пояснить. Когда мы говорим, что кровь у человека такой-то группы, это значит, что в его эритроцитах присутствует определенный антиген. В системе АВО различают три антигена — А, В и Н. Если в эритроцитах есть антиген Н,— тогда это кровь 1-й группы, или, как сейчас предпочитают писать, группы 0; если есть только антиген А,— это группа А, или 2-я; если только В — группа В, или 3-я; а если и А, и В — группа АВ, или 4-я.


Кроме антигенов системы АВО в эритроцитах могут присутствовать и другие. Антигенных систем сейчас насчитываются десятки: MNSs, Р, резус, Льюис, Келл — Челлано, Лютеран, Даффи, Кидд и т. д.


А определяют их в крови или выделениях человека так: готовят заранее антисыворотку к определенному антигену — а ней есть антитела, которые его «узнают» и с ним соединяются, в результате чего происходит агглютинация — склеивание эритроцитов.


Например, если кровь агглютинирует с антисывороткой к антигену А, значит, это кровь группы А. Она же может агглютинировать и с сывороткой к антигену М, тогда по системе АВО это группа А, а по системе MNSs — группа М.)


К сожалению, мы можем определять не все известные сейчас антигены, потому что медицинская промышленность дает нам очень ограниченный набор сывороток — мы пользуемся только пятью системами, и то, например, в системе резус может быть шесть антигенов, а мы определяем только один.


И чем дальше, тем положение становится хуже. Ведь почти все сыворотки готовят путем иммунизации животных — кроликов, коз, баранов,— а животные сейчас знаете как дорого стоят? Некоторые же сыворотки получают иммунизацией человека; за рубежом такие люди-добровольцы находятся на полном государственном обеспечении, им хорошо платят, а у нас...


Ну хорошо, теперь — тот вопрос, который сейчас меня больше всего интересует.


Скажите, пожалуйста, действительно бывают случаи, когда в крови обнаруживаются одни антигены, а в выделениях другие?


Да, бывают такие случаи. Правда, случаи редчайшие. Впервые мы на такое явление натолкнулись в далеком 1980-м, когда проводили экспертизу по одному уголовному делу. Там к одной женщине с дочерью пришла в гости знакомая с сыном. Выпили вместе, и сын начал... скажем, неподобающим образом себя вести. Хозяйка послала дочку звонить в милицию; та очень скоро вернулась, но дома никого не оказалось, а утром неподалеку нашли труп ее матери с явными признаками изнасилования. Все случилось так быстро, что не могло быть никаких сомнений, кто преступник.


Но когда провели экспертизу, получилось, что подозреваемого нужно исключить: у него группа крови 0, а в следах спермы, которые обнаружили на месте преступления,— антигены А и В. Ну, антиген А может быть от убитой, у нее кровь второй группы. Но В взяться неоткуда, значит, преступник не он?


Следователи схватились за голову, ведь других версий у них не было, и быть не могло. Дело поступило к нам. Мы решили проверить выделения подозреваемого — и пришли в ужас: у него и в слюне, и в сперме оказался антиген В, который в крови не обнаруживался! Целых полгода мы с ним возились, каждый месяц брали у него и кровь, и выделения — и его извели, и сами извелись, но результат был тот же. Так и написали в заключении: хотя по крови у подозреваемого первая группа, но в выделениях обнаруживается антиген В — значит, совершить преступление он мог.


Да как же это может быть — ведь все такие антигены заложены в генотипе, они просто не должны быть разными у одного и того же человека! Или этот человек — химера, у него одни клетки с одними генами, а другие — с другими?


Вообще-то такое тоже в принципе возможно. Вот какой случай, например, описали английские врачи: они обследовали одну девушку, и оказалось, что у нее часть эритроцитов первой группы, а часть — второй. Они тоже долго не могли поверить, но потом выяснили, что у нее был брат-близнец с другой группой крови (это бывает, когда близнецы развиваются из разных яйцеклеток) и она еще в утробе матери ухитрилась «обменяться» с ним частью эритроцитов. Она была, действительно, химера, хотя и нехорошо так про девушку говорить...


Но в тех случаях, с которыми сталкивались мы, это не химеризм, не аномалия организма. Это, можно сказать, методологическая аномалия. Все дело в том, что в крови у таких людей есть все антигены, какие им положены, только один из них может содержаться в ненормально малом количестве, и нашими обычными методами обнаружить его не удается.


Сыворотки, с которыми мы работаем, готовят в расчете на какую-то определенную концентрацию антигена, чтобы результаты были как можно нагляднее, а если концентрация оказывается намного ниже, мы антигена не обнаруживаем. В выделениях же концентрация антигенов в сотни раз выше, чем в крови, и их легко найти. Так что разница тут не качественная, а количественная.


На самом деле у того преступника, о котором я только что говорила, кровь была не первой группы, а третьей, только антиген В у него был очень слабо выражен, и наши обычные методы его не выявляли. Такое свойство может и по наследству передаваться. После того, первого случая мы начали рыться в литературе и нашли одну японскую статью, где описывается семья, за которой следят уже на протяжении трех поколений,— там у всех в крови антигена В как будто нет, а в выделениях есть. На самом-то деле у них и в крови он есть, только не обнаруживает себя.


А как можно объяснить, почему такое происходит?


Трудно сказать. Возможно, система синтеза этого антигена почему-то нарушена и его вырабатывается очень мало. А может быть, синтезируется он нормально, но потом каким-то образом отфильтровывается в крови и его мало остается.


Но ведь это очень интересное явление, им должны бы заинтересоваться ученые, разобраться, что к чему. А кто должен этим заниматься?


Ну, иммунологи, гематологи, генетики... Видите ли, у нас сейчас, по сути дела, нет научного центра по судебной медицине, который это могло бы заинтересовать. Ведь такие аномалии важны только для наших экспертов — при переливании крови, например, это никак не сказывается. А у всех остальных есть свои темы...


Конечно, разобраться надо бы — может быть, найдется какой-то способ обнаруживать эти слабенькие антигены. Ведь я убеждена, что такие случаи в нашей практике были, есть и будут, только мы о них не всегда знаем и можем давать неверные заключения, а это значит, что на основании таких заключений могут уходить от наказания действительные преступники! Так чуть не получилось, между прочим, и с Чикатило...
__________________________





Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.



Вход в систему