Путь человека труден и опасен, но мы преодолеем всё и доберёмся до конечной точки нашего пути – Вершине знаний.

Возможно, я смог обнаружить нечто, что вызывает интерес!



Возможно, я смог обнаружить нечто, что вызывает интерес!
Возможно, я смог обнаружить нечто, что вызывает интерес!

Моя белая зависть к Мишелю и к его изысканиям, просто не имеет границ. Эти люди уходят в глубокие катакомбы и находятся в этих пещерах безвылазно, иногда это тянется три четыре месяца, а в это время жены и друзья, терпят лишения на поверхности. Находясь в палатках, они промерзают, элементарно простужаются, и все это порою происходит на фоне непременного голода, но каждый день продолжают анализировать, получая от спелеологов, бутылки с мочой самоотверженных экспериментаторов.

Года три назад я решил, что непременно куплю книги б у, ведь среди всего многообразия, изданного за все время книгоиздательства, есть интересные экземпляры. И из представленных книг, я присмотрел и все таки нашел эту книгу Мишеля Сифра «В безднах Земли».


Как оказалось, сдача анализов, это все, чем были обременены, сидячие на глубине. В период испытания, других обязанностей спелеологи не имеют. Им позволено вести философские разговоры о смысле жизни, могут занять себя чтением какой-нибудь книги, ну или просто рисовать.


Вот пару строк, о том, как там – на глубине.


«Тони и Жози, не располагая хронометрами времени, продолжали жить, согласно своим собственным биоритмам. Ритм бодрствования и наступление сна постоянно менялся, и каким-то странным образом, день за днем сдвигался. Под землей продолжительность минуты казалась иной, чем на верху».


Позже, в повествованиях, Сифр будет уделять немало строк описанию такого странного феномена. Выяснилось, что такое рассогласование во времени характерно для всех спелеологов. По истечении некоторого промежутка времени жизни под толщей земли, каждый спелеолог однозначно принимал иной, чем на поверхности, внутренний ритм.



Все попытки устроителей испытаний помешать такому переходу, стремящихся создать трудности перехода, не увенчались успехами. Через некоторое количество недель проведенных спелеологами в одиночестве, у них у всех стабилизировался одинаковый, согласованный для всех ритм, это сорок восемь часов, из них двенадцать часов времени, приходился на сон. В общем, спелеологи, начинали спать по двенадцать часов, а после без особых усилий могли вести активную часть фазы бодрствования, часов эдак тридцать шесть.


Особенно приметна во всей этой история, ситуация возникшая в пещерах, с первой женщиной-спелеонавтом Жози Лорес, на тот момент ей было двадцать пять. Ей пришлось добровольно провести в пещерах три месяца.


Переход на 48 часовой ритм произошел также предсказуемо, как и у всех мужчин в этой группе, то есть их 48 часов под поверхностью, казались им 24 часами проведенными на поверхности. Но в отличие от мужчин, у существ женского пола имеются внутренние часы, и надо признать, они этого нового ритма не приняли. Месячные Жози полностью запутывали ощущение времени и приводили девушку в растерянность. В результате она окончательно потеряла свое положение в графике испытаний.


Наблюдения, записанные Сифром, и позже подтвержденные другими испытателями, ни как не вызывают сомнений, а остаются на уровне принятия такого рода информации. И этот факт очень важен, и наводит на многозначительные размышления.



__________________________





Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.



Вход в систему